По ту сторону зеркала Лакмен Рус

По ту сторону зеркала 2016 — трейлеры, даты премьер.Название книги: По ту сторону зеркала Лакмен Рус
Страниц: 187
Год: 2014
Жанр: Отечественная

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

365 кб Добавлено: 07-фев-2018 в 03:02
epub

667 кб Добавлено: 07-фев-2018 в 03:02
pdf

1,8 Мб Добавлено: 07-фев-2018 в 03:02
rtf

742 кб Добавлено: 07-фев-2018 в 03:02
txt

743 кб Добавлено: 07-фев-2018 в 03:02
Скачать книгу



О книге «По ту сторону зеркала Лакмен Рус»

Толмач сделал вид, что ему это действительно приятно. Они предъявили документы, сдали сумки и мобильные телефоны, прошли сквозь специальные двери, как в аэропорту, и оказались в тюрьме. Причем неоднократно попадал в полицию за воровство и пьяные драки. — Ja, ja, immer die gleichen Geschichten, — кивнул толмач, чтобы поддержать разговор. Но легкий, едва уловимый на улице запах ее духов, здесь, в камере, лез в ноздри пронзительно. Вот хожу по квартире и люблю — и ничем другим заняться не могу. Свернулась калачиком у тебя под мышкой, прижимаюсь к тебе, будто только что у тебя из-под мышки родилась. Мама пила лекарства, и по краям остались следы от ее губ. Одно из первых моих воспоминаний: мама наливает горячую ванну, прямо кипяток, то есть это и был кипяток — она вскипятила кастрюли и чайник и залила это в наполненную горячей водой ванну — насыпает сухой горчицы и, взвизгивая и причитая, садится в нее. Во время одной такой ванны она меня нечаянно обварила. Так бывает: один человек любит, ни о чем не подозревая, а другой испытывает от этой любви удушье. Вопрос: А ты засмеялась: “Куда же это я могу исчезнуть? И даже потом, когда мама умерла, все так и было, как я придумывала: заснеженное кладбище в сумерках, кто-то сказал: “Пусть земля будет ей пухом! Я бросила в яму, в которую ее только что опустили, мерзлый комок песка. Время, как швейная машинка, сшивает неровной строчкой ту горячую собачью клетку, полную сена, и пустой вагон метро с забытым блокнотом, шорох падающих карандашей за окном и эту скрученную в жгут простыню. Ответ: Наоборот, в любую минуту может измениться даже то, что уже было. Вот же ты дышишь, чуть посапываешь, засыпая у меня под мышкой. А потом моя, четвертая, заветная — соберется, выгнется, дотянется до моей ноги, возьмет пальцы в рот и пощекочет

Их провели по коленчатому коридору в крошечную камеру, в которой еле уместились маленький стол и три стула. — Ich habe bereits mit Albanern, Afrikanern und Kurden gearbeitet, doch noch nie mit einem Russen. — Dieser Herr Ivanov ist ja immer wieder gewalttдtig, — добавила она, просматривая бумаги, которые достала из папки и разложила на столике. Она сидела совсем рядом, и получалось, что толмач рассматривал ее в упор. Тебя со мной нет, а это совершенно неважно, я так наполнена любовью к тебе, что никакой другой мысли, даже крошечной, некуда в меня пролезть. И уже сквозь сон слышу, как кто-то зачинает от удара голубя в лицо. Мама рассказывала, что, когда беременела, а потом делала аборт, у нее было смешанное чувство: и жалость к нерожденному, и еще совсем другое — она ощущала себя полноценной женщиной. Я хотела столько всего рассказать, а теперь вот прижалась к тебе и все забыла. Вопрос: Ты один раз сказала, что долго думала, будто дети рождаются из попы, потому что в деревне летом увидела, как у лошади из-под хвоста рождался жеребенок. Умираю вдруг от тоски к тебе и звоню, а ты: “Я сейчас не могу с тобой говорить! А вот ты свою записную книжку забудешь в метро — и все! А потом поняла, что этим только притягиваю несчастья. Я действительно сломала себе — не ногу, правда, а руку. Он ударился о крышку гроба жестко, звонко, подскочил, будто я бросила орех. И вот эту книгу, что валяется на полу, которую можно открыть сразу на последней странице и прочитать о том, как усталые путники, пройдя все испытания, потеряв и обретя, отчаявшись и веря, сбив ноги и поцарапав души, огрубев на ощупь и повзрослев на любовь, приходят к концу своего долгого пути, к тому самому морю, подвешенному на туго натянутый горизонт далекими парусами, как бельевыми прищепками, и, обливаясь слезами,

— начал толмач и хотел что-то ответить про сложность этнических связей на его родине, но фрау П. Почему-то все швейцарцы хотят проехать через Сибирь на поезде. — Schauen Sie, er ist in betrunkenem Zustand in eine Coop-Filiale gegangen, hat sich da allerlei Lebensmittel genommen, und ohne zu zahlen noch im Laden zu essen und trinken angefangen, vor allen Leuten. Und schliesslich widersetzte er sich auch noch den Beamten. Вот так, в упор обычно смотрят только на очень близких людей. — Herr Ivanov, — начала фрау П., когда они покончили с формальностями. В самолете буду так орать и лягаться, что никто меня не возьмет. Вопрос: Скажи, а куда ты тогда плыла во сне — одна рука вперед, под подушку, другая назад, ладонью кверху? И наоборот, если бы не беременела, ей бы казалось, что у нее что-то не в порядке, что она неполноценна, что она не может родить. На глаза наворачиваются слезы, но ведь ничего не поделаешь, так будет, и придется жить без нее. Как ты не понимаешь: один мой волос, который останется на подушке, когда я утром уйду, реальнее всех твоих слов вместе взятых! Ответ: Я думала все время о нашем будущем, и становилось страшно, ведь нельзя влюбиться в первый раз и протащить эту любовь сквозь всю жизнь. И когда ты ушел, я выла именно так: как та собака, оставленная замерзать в клетке. Вопрос: Но если уже поставлена на последней странице будущего точка, значит, изменить ничего нельзя? Вопросительный или восклицательный знак имеют силу перевернуть и фразу и судьбу. Акакий Акакиевич пером будет срезать с рукописи каждую букву и стряхивать ее в чернильницу? Все эти ахи и охи после двух недель в Париже просто иссякли. Все мои желания, прихоти, капризы, странности, все это больше не мое. Мама рассказывала, что, когда была мною беременна, ей ужасно хотелось селедку


Уже стала говорить, что никогда еще не была в России и очень хотела бы проехать на поезде по Транссибирской магистрали. Она с удивлением посмотрела на толмача, будто ожидая объяснения столь странного поведения его соотечественника. Глядя на эту девушку, толмач вдруг почувствовал себя старым. Толмач не стал объяснять ей, что на его родине с женщинами за руку не здороваются. — Ich rate Ihnen, sich in allem schuldig zu bekennen. Если капитан не захочет такого брать — вы ему не прикажете! Для нее каждая беременность — это был знак: все в порядке, все хорошо. И вот тогда я начинаю представлять себе, что теряю тебя. Скажи, ты ведь хотела открыть перед тем, как уйти, все клетки — ты так сделала? Я вдруг поняла маму — отчего она каждый раз спасалась любовью: от этого леденящего холода. Прошлое — это то, что уже известно, но изменится, если дожить до последней страницы. Поколение за поколением


— Verstehen Sie, — попытался оправдаться толмач, — die Russen sind im Allgemeinen gutmьtig, ruhig, nur eben wenn sie sich betrinken... Тут лязгнул запор, и ввели парня в спортивном костюме. Обычное лицо — такой может торговать на подмосковном рынке или приезжать бизнесменом на переговоры в Цюрих. Sie werden ohnehin aus der Schweiz ausgewiesen werden. В следующий раз можно готовиться к настоящим родам, родить ребенка. Рано или поздно это ведь все равно должно произойти. Я бросаю в яму, в которую ее опустили, мерзлый комок песка. Но даже не успеваю подумать о том, что может с тобой произойти, какая беда может унести тебя — в глазах темнеет, внутри все скручивает, даже скулы сводит от пронзившего вдруг страха, от внезапной пустоты, от промерзшего одиночества. Ведь это невозможно — оставаться наедине с этим вселенским одиночеством, с самой собой. Ответ: Но с кем старик поделится своим


А мать у меня, между прочим, учительница, всю жизнь детей географии учила, а что заработала? Лежал и думал, что опять не подготовлюсь к институту, я учился на языковом, и нужно было к каждому занятию делать упражнения, как в школе. Столько людей, и нигде ни постовых, ни солдат, парочки идут обнявшись, все всем улыбаются! Мне кажется, это самый красивый сад на свете, особенно когда солнце. И хочется вот так же сидеть там с Иосифом, есть бутерброды и целоваться! Кажется, я уже всех их знаю, они приветливо мне кивают. Кажется, что все женщины Парижа или беременны, или недавно родили — столько детских колясок! Выглянуло на минуту солнце, и по ее платью запрыгали солнечные пятна, будто она решила поправить длинные складки, и я подумала, что эти женщины, когда ждали своих горошинок, испытывали ведь то же самое, что теперь чувствую я. И наверняка эти королевы тоже чувствовали, что все королевства

А мой дед против фашистов сражался, на фронте руку потерял. Я лежал и прислушивался к звукам из ванной, гадая, что такое ты там можешь делать, смотрел на твою босоножку, замершую в кресле, — ты трясла ногой, чтобы поскорее сбросить ее, когда мы раздевались, и она улетела. Для французов целоваться на улице, похоже, такая же жизненная необходимость, как жевать бутерброды. Живу в Париже, в центре мира, а общаться приходится с Любочкой! Рассказывала, как ее привезли в больницу на восьмой неделе с сильным кровотечением, и все считали, что шансов выносить ребенка у нее мало.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Не думаю что скажу что-то новое, что не сказали тут, но это не меняет того, что книга действительно потрясающая ..)))
    Было тяжело разобраться с этим любовным треугольником... Рада что всё разрешилось, хотя и немного предсказуемо.Действительно интересно

  • Отличная книга. Давно не получала столько эмоций.
    Одного никак не могу понять - почему у качественных книг зачастую так мало комментариев?

Оставить отзыв